Медицина в начале XIX века

 До начала XIX века помидоры в Европе и Америке считались ядовитыми. Ходили даже слухи, что итальянцы обладают секретом приготовления томатов, позволяющим извлекать из них яд. В 1776 году генерала Вашингтона пытались отравить, подав ему жаркое с помидорами. Разумеется, Вашингтон после этого обеда остался жив, а вот повар, терзаемый страхом разоблачения, не выдержал и повесился.

Невоздержанность в еде и нездоровая пища приводили к желудочным и кишечным заболеваниям, а также подагре, весьма распространенной среди аристократов. Врачи в таких случаях могли порекомендовать только диету и пиявки.Еще одной крайне запущенной областью медицины была стоматология. «Лечение» по большей части доверяли цирюльникам, попросту выдергивавшим больной зуб (как правило, эту процедуру превращали в ярмарочный аттракцион для увеселения случайных зрителей). Выдранные зубы требовали замены: в одном из американских музеев хранится вставная челюсть Джорджа Вашингтона, изготовленная из зубов бегемота.

В 1778 году в ложу Девяти сестер вступил несостоявшийся литератор Пьер Кабанис (1757 — 1808). Обратившись к изучению естественных наук и медицины, он получил в 1783 году степень доктора и написал свою врачебную клятву в стихах, обещая посвятить себя заботам о бедных. Свою клятву он сдержал, его даже прозва ли «отцом несчастных». Кабанис внедрял в больницах и приютах уважение к больному. Помогал он и «братьям», в частности лечил Мирабо; но, несмотря на его старания, трибун, подорвавший здоровье в тюрьмах, умер, вероятно, от рака.«Я с душевным возмущением видел страждущих различными болезнями, но с удивлением и внутренним удовольствием смотрел, с каким рачением и усердием ходят около сих несчастных»,  писал Фонвизин после посещения «богоугодного заведения» в Лионе.

Возможно, лионская больница для бедных и заслуживала положительного отзыва, но аналогичное заведение в Париже не рекомендовалось посещать слабонервным людям. «Отель-Дье был в некотором роде похоронным бюро,  вспоминал современник.  На двух, трех, а то и четырех больных приходилась одна кровать. Я видел, как товарищи по несчастью сбросили одного из страдальцев прямо на пол, когда  а может быть, и прежде чем  он испустил дух». Людовик XVI, осмотрев эту больницу, вышел оттуда, заливаясь слезами, и с января 1780 года главный министр Неккер начал реформу богоугодных заведений, которые существовали в основном за счет пожертвований частных благотворителей и управлялись из рук вон плохо.