Мастер Великой ложи Лондона Мартин Фолке


Масонов, среди которых было много «вольнодумцев», часто считали безбожниками. Однако делать широкие обобщения ошибочно. Да, один из первых великих мастеров Великой ложи Лондона, Мартин Фолке, в Бога не верил. И. П. Елагин засвидетельствовал: «Единому молотка удару покорны были одинаково богопочитающие и атеисты». Но это явление следует рассматривать с позиций самих масонов.



«Вольный Каменщик обязан, в силу данного им обязательства, подчиняться нравственному закону; и если он верно понимает Царственное Искусство, он никогда не станет неразумным атеистом или неверующим вольнодумцем, — сказано в «Конституциях Андерсона».  Но если в древности Вольные Каменщики обязаны были в каждой стране принадлежать к религии именно той страны и того народа, среди которого находятся, какой бы она ни была, в настоящее время считается более разумным обязывать их принадлежать к той лишь религии, в которой согласны между собой все люди, оставив им самим точно определять свои религиозные убеждения».

Место христианского Бога занял Архитектор Вселенной. «Истинному свободному каменщику подобает со всяким усердием чтить и любить Всевышнего, Все-святейшего, Великого Зиждителя Вселенной»,  говорилось в масонском катехизисе. Такой подход мог примирить не только людей, принадлежавших к разным вероисповеданиям, но и тех, кто отрицал религию вообще. Несмотря на презрение к пустосвятам и отрицание Церкви, превратившейся в некий политический институт, позабыв свое изначальное предназначение, священников принимали в братство без предварительных проверок, поскольку сам их сан служил доказательством их высокой нравственности и добродетелей.

С другой стороны, и сами представители духовенства проявляли интерес к мастерским «вольных каменщиков». Возможно, их, как и Талейрана, привлекала именно возможность завести связи в высшем свете и играть в дальнейшем политическую роль; но не исключено, что истинные пастыри разделяли цели строителей Храма Соломона. В 1776 году в московскую ложу Равенства был принят священник церкви Рождества Пресвятой Богородицы в Столешниках, в 1785-м масоном стал священник, впоследствии митрополит Петербургский и Новгородский Михаил.