Масонская солидарность


Существует общепринятое мнение, что масоны горой стояли друг за друга; во французском языке даже появилась поговорка: «Это настоящее франкмасонство», сегодня мы сказали бы «мафия».На пустом месте ничего не возникает, и основания для подобных утверждений наверняка имелись. Например, сэр Исаак Ньютон, друживший с масонами, в частности с Кристофером Реном, пользовался их поддержкой в борьбе против своих противников в палате общин английского парламента. Жан Франсуа Мар-монтель, издатель популярного французского журнала «Мерюор», «символически» был заключен в Бастилию в конце декабря 1759 года за то, что отказался выдать неугомонного масона Кюри, написавшего сатиру на венерабля герцога д’Омона (авторство приписали Мар-монтелю).



Благотворительность масонов изливалась прежде всего на «братьев», а уж затем на остальных. Помощь же «братьям» состояла в том числе и в служебном содействии. Масонский диплом был залогом, обеспечивавшим восхождение по карьерной лестнице. В России благодаря «братской» поддержке целые учреждения наполнялись масонами.Австриец Иоганн Георг Шварц попал в Россию в 1776 году, когда ему было 25 лет, воспользовавшись протекцией князя И. С. Гагарина. Познакомившись со Шварцем во время своего очередного путешествия по Европе и узнав, что он масон, князь снабдил его необходимыми рекомендациями и пристроил в Могилеве в гувернеры к детям своего хорошего знакомого А. М. Рахманова. С разрешения И. П. Елагина Шварц быстро (1776—1777) основал в Могилеве масонскую ложу «Геркулес в колыбели» и уже в 1779 году, благодаря новым масонским связям, в том числе с М. М. Херасковым, перебрался в Москву. Здесь он сразу получил место лектора немецкого языка в Московском университете. Австриец Франц Антон Месмер, прибыв в Париж, смог немедленно заняться распространением своей теории «животного магнетизма», опираясь на поддержку среди масонов.

И всё же чаще «дети вдовы», которые вовсе не принадлежали к некой особой породе людей, придерживались принципа «каждый сам за себя». Когда граф Дервентуотер во время неудачной экспедиции в Шотландию в 1745 году был взят в плен и заключен в Тауэр, его жена и друг граф де Трессан, которого он принял в братство в 1737 году, умоляли графа д’Аржансона, военного министра Франции, попросить Лондон сохранить ему жизнь. Основатель же ложи в Обиньи герцог Ричмонд (кстати, родственник Дервентуотера) отказался заступиться за него перед Георгом И. Дервентуотеру отрубили голову.