Ложа Простых сердец Полярной звезды


Ложа Простых сердец Полярной звезды имела в своих рядах нескольких архитекторов, в том числе Шарля де Вайи, по проекту которого был построен парижский театр «Одеон», Лекамю, Белизара и Шальгрена. Кстати, последний восстанавливал этот театр, сгоревший в 1799 году. Крыша здания представляет собой пирамиду наподобие египетских. Впоследствии Вайи и Шальгрен приложили руку к перестройке церкви Святого Сульпи-ция; во время якобинского террора она стала храмом Богини Разума. Кроме того, в 1778 году Жан Шальгрен полностью перестроил здание Французского коллежа, основанного в 1530 году Франциском I. Входивший в ту же ложу скульптор Пажу поработал над украшением зала заседаний Коллежа Четырех Наций (ныне Французского института), установив там, в частности, величественную статую Декарта с циркулем и угольником.

Подобные памятники можно найти в разных городах Европы, но конечно же самым внушительным творением масонского зодчества стала выстроенная с нуля столица Соединенных Штатов Америки. И здесь рядом с именем «брата» Вашингтона стоит имя француза — «брата» Пьера Шарля Ланфана (правда, в Америке он стал называть себя Питером).Он прибыл поддержать сражающиеся за независимость английские колонии в качестве военного инженера, вместе с генералом Лафайетом, был ранен в сражении при Саванне в 1779 году, а после войны снискал себе репутацию архитектора, разработав проект Зала Федерации на Уолл-стрит в Нью-Йорке, в котором в 1789 году прошла первая инаугурация президента США и был принят Билль о правах*. Вскоре после этого он участвовал в конкурсе на лучший проект Города Федерации на реке Потомак, который должен был стать столицей вместо Аннаполиса, и выиграл. Осуществление проекта началось в 1791 году, но Ланфана подвел его вспыльчивый характер: его отстранили от руководства строительством, а планы, которые он забрал с собой, восстановил по памяти работавший с ним математик-самоучка Бенджамин Баннекер, выходец из среды негритянских рабов, всеми силами стремившийся доказать, что черная раса не уступает по интеллекту белой.

С высоты птичьего полета в планировке Вашингтона (так впоследствии назвали столицу в честь первого президента) явно прослеживаются восьмиугольники, вобравшие в себя крест тамплиеров; некоторые улицы образуют пентаграмму, одной из вершин которой является Белый дом, а аллеи сада позади Капитолия выписывают силуэт совы — символа мудрости.