Французская чернь разрушает церкви


Отвергая старую религию за косность и злоупотребления, поколение «вольнодумцев» не хотело, однако, пожертвовать обрядовой стороной и пыталось сохранить ее в поисках новой веры. Откровенных атеистов, таких как Шодерло де Лакло, было мало. Манон Флипон (впоследствии принимавшая активное участие в событиях революции), воспитанная в католической религии, уже к четырнадцати годам стала агностиком, потом янсенисткой, картезианкой, деисткой, скептиком, пока, наконец, не нашла свое божество в Матери-Природе. Вместо Христа деисты взывали к Небу, Провидению, Вечности, Высшему существу.В «Путешествии в землю Офирскую» князя Щербатова общественная молитва совершается в храме, обстановка которого заимствована из масонских лож. Храм построен из дикого камня (прозрачный символ). Священник носит нагрудник  по сути, масонский запон. По выходе из храма он оказывается офицером полиции, «понеже, что полиция у них есть для сохранения нравов». Этакий идеальный пастырь будущего, он не получает дохода ни от храма, ни от полицейской должности.


Как мы помним, масоны ничего не имели против священников, считая их заведомо высоконравственными людьми  за некоторыми досадными исключениями (впрочем, таких исключений набиралось до странности много). «Никакой злодей не может вредить никому, кроме подобных же ему злодеев; Вольтер во всех своих сочинениях учит добродетели, но имевши несчастие быть воспитану в таком круге, где те, кои должны были защищать свою религию, ее посрамляли и опорочивали, вздумал он, что все такие священнослужители обманщики и плуты, и вступив в ученый свет еще в малолетстве, заблудился своею остротою и, так сказать, побежав, прошагался»,  утверждал И. Г. Шварц в одной из своих лекций.

Вредоносность безверия была ясна если не всем, то очень многим. Тот же Вольтер говорил, что если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать. Деист Максимилиан Робеспьер поссорился с рационалистом Шометгом из-за того, что последний, исполнявший обязанности прокурора, проводил суровую политику дехристианизации. В ответ Шометт взял себе псевдоним Анаксагор в честь древнегреческого философа, учившего, что вечные элементы мира управляются космическим Разумом, и старавшегося объяснить астрофизические явления естественными причинами, чем навлек на себя обвинение в оскорблении богов и был приговорен к смерти, которую заменили изгнанием. Шометт попытался основать новую республиканскую религию  культ Разума. Подстрекаемая «бешеным» Эбером французская чернь  революционные массы  громила церкви и топила кюре в кропильницах. Шометт отменил постановление парижских властей от 23 ноября 1793 года о закрытии всех храмов и преследовании священников. Несколько церквей были преобразованы в храмы Разума. Еще 10 ноября Шометт устроил в соборе Парижской Богоматери праздник Свободы. Отправление культа было поручено красавице, олицетворяющей собой богиню Разума.

Робеспьер противопоставил этому культу «естественную религию», признававшую существование Высшего существа и бессмертие души, и рациональный культ, утверждавший праздники, посвященные гражданским добродетелям, целью которого было развитие «республиканской морали». В философском плане эти культы представляли собой сплав из учения просветителей, деизма Вольтера и идей Руссо, которыми вдохновлялся Робеспьер. Они были близки к радикальному якобинству, поскольку обожествляли Закон.