Екатерина решила покончить с масонами


В России было наоборот. После Французской революции Екатерина И, и так более чем подозрительно относившаяся к масонам, решила окончательно прекратить их деятельность. Но под каким предлогом? Обвинить в безбожии и развращении юношества? Однако митрополит Платон, побеседовав с Новиковым, дал ему весьма лестную характеристику. Тем не менее 2 апреля 1792 года у Новикова был произведен обыск, а сам он арестован. Арест был осуществлен со множеством предосторожностей: в Авдотьино за Новиковым отправили целый отряд гусар во главе с майором. Еще до окончания следствия императрица повелела тайно перевезти Новикова в Шлиссельбургскую крепость.

Его везли окольным путем, через Ярославль и Тихвин. Комендант крепости не знал имени нового заключенного. Его допросы вел жестокий следователь С. И. Шешков-ский. В августе императрица подписала указ о заключении арестанта в крепости на 15 лет. В указе говорилось, что и это решение было смягчением «нещадной» казни, которой он должен был подлежать по силе законов за свои «обнаруженные и собственно им признанные преступления... хотя он и не открыл еще сокровенных своих замыслов». Новикову выставлено было обвинение в нарушении данной им в 1786 году подписки не торговать книгами, признанными зловредными; но в этом не было «государственного» преступления. Его попросту сделали козлом отпущения, чтобы его примером припугнуть более родовитых и высокопоставленных особ, которые были гораздо виноватее его, однако отделались легким испугом*. Даже князь Прозоровский, проводивший расследование, был поражен исходом дела Новикова. «Я не понимаю конца сего дела как ближайшие сообщники, если он преступник, то и те преступники».

Официальным поводом для ареста было подозрение в печатании Новиковым «Истории о страдальцах соловецких», однако на следствии вопрос об этом даже не поднимался. Особо важным стал 21-й пункт — о сношениях с Павлом Петровичем: Екатерина была уверена в масонском заговоре с целью возведения на престол ее сына.Следственная комиссия конфисковала и приказала сжечь 18 тысяч книг. Новиков провел в Шлиссельбург-ской крепости четыре с половиной года — его освободил император Павел I в первый же день своего царствования.Такой же пародией на правосудие стал процесс над А. Н. Радищевым, арестованным вслед за выходом в свет его «Путешествия из Петербурга в Москву». Книга была издана «с дозволения управы благочиния»; более того, Екатерина в свое время сама проповедовала взгляды, изложенные в «Путешествии». Но приговор был уже вынесен, требовалось лишь подобрать под него закон. Радищеву приписали государственное преступление «по первому пункту» — покушение на государево здоровье, заговор и измену. Именным указом императрицы он был приговорен к смертной казни, которую по случаю заключения мира со Швецией заменили десятилетней ссылкой в Сибирь.

Итальянец Томмазо Крудели (1703—1745) вступил в 1735 году в основанную англичанами масонскую ложу во Флоренции, первую в Италии. Четыре года спустя его арестовали и посадили в тюрьму инквизиции Санта-Кроче. 16 месяцев он провел в заточении, в очень суровых условиях, подорвавших его здоровье. Инквизиторы тщетно пытались заставить его назвать имена остальных членов братства. В 1740 году его осудили за ересь и отправили в ссылку. Четыре года он диктовал стихи и воспоминания, но его произведения были внесены в список запрещенных, даже «братья» ничего не знали о его творчестве. В марте 1745-го он скончался, но его мучения оказались не напрасными: еще в 1743 году Великое герцогство Тосканское временно закрыло трибунал Сант-Уффицио, а в 1782-м суд инквизиции окончательно прекратил свое существование, даже здание, где происходили его заседания, снесли.