Духовные запросы масонов


В России музыкантов ценили, хотя и не превозносили до небес. (Императрица Екатерина II как женщина культурная и «передовая» почитала своим долгом приглашать зарубежных музыкантов и отсиживать положенное время в опере, не получая, впрочем, от этого никакого удовольствия  у нее не было музыкального слуха.) В марте 1785 года в петербургской ложе Урании при большом стечении народа исполнялась оратория, сочиненная одним из «братьев с талантами». А ложа Малого света в ознаменование заслуг двух своих «музыкальных братьев» решила повысить их в степени даром. Правда, в более высокий ранг возвели лишь одного, другому выдали денежное вознаграждение.


В Англии композиторы Майкл Фестинг, Эдвард Перселл, Томас Арн, Уильям Бойс и Георг Гендель основали в 1738 году Фонд поддержки музыкантов, находящихся в бедственном положении, и их семей. Впоследствии этот фонд будет преобразован в Королевское музыкальное общество. Благотворительная направленность фонда созвучна с масонскими принципами; доподлинно известно, что Томас Арн (1710—1778) состоял в братстве «вольных каменщиков». Он прославился песней «Правь, Британия, морями» из «Балета Альфреда» и тем, что первым потребовал авторские права на публикацию своих произведений.

В Версальском замке действовало несколько масонских лож, состоявших из музыкантов. В братство посвятили известных певцов-кастратов Жозефини и Крешенти-ни, пользовавшихся бешеной популярностью. «Увидеть свет» там смог и Жозеф Болонь (1745—1799), более известный под именем шевалье де Сен-Жоржа. Сын французского аристократа и чернокожей рабыни, он приехал во Францию из ГЬаделупы, прославился как музыкант и композитор и дирижировал самыми прославленными оркестрами Франции и других стран Европы.

Духовные запросы масонов тяготели к классицизму как в архитектуре, так и в музыке. Именно под влиянием «вольных каменщиков» развились такие специфические музыкальные формы, как струнный квартет или симфония. (Как мы помним, каждая крупная ложа имела свой оркестр  «колонну гармонии», а все основные церемонии и агапы шли под музыкальное сопровождение.) В отличие от барокко или романтизма, классический стиль, провозглашающий строгость и гармонию, уравновешивающий разум и чувство, науку и фантазию, легко транспонируется и в область морали. А в XVIII столетии масонство занималось прежде всего поиском нравственного идеала. «Царственное искусство» состояло в том, чтобы соединить добродетель с занятиями вольными искусствами, унаследованными от Античности. Как утверждал Сократ, Добро и Порядок являются нам в виде троицы: Красота, Соразмерность и Истина. «Брата» Гайдна впоследствии сравнивали с Цицероном, поскольку «в его музыке нет ничего вычурного, там всё на подобающем месте».Но строгость и торжественность в музыке не препятствовали разгулу страстей ее ценителей. Целых пять лет (с 1775 по 1779 год) парижские меломаны шли стенка на стенку, разбившись на «глюкистов» и «пич-чиннистов».

Кристоф Виллибальд Глюк (1714— 1787) — уроженец Баварии, учившийся в Чехии и Италии и концертировавший в Англии, Германии и Австрии,  осуществил в своем творчестве некий синтез европейского искусства и создал «новую французскую оперу», построенную на сквозном сюжете и раскрывавшую драматический потенциал музыки, в противовес итальянской «опера се-риа», господствовавшей тогда на европейских сценах, со сложным мифологическим сюжетом, где речитатив перемежался с виртуозными ариями. В 1774 году он представил в Париже «Ифигению в Авлиде», имевшую большой успех. Однако новая эстетика Глюка не у всех вызвала понимание. Приверженцы итальянской оперы, в том числе Лагарп, Мармонтель и Даламбер, вызвали во французскую столицу Никколо Пиччинни (1728— 1800), чтобы тот «показал, как надо» писать оперы.

Внешне оба композитора не выказывали соперничества, однако когда Глюк узнал, что Пиччинни пишет «Роланда» на либретто Кино, над которым работал он сам (в те времена разные композиторы часто использовали одно и то же либретто), он уничтожил всё, что уже сочинил, и взялся за «Армиду» (тоже по либретто Кино). Поначалу его оперу встретили сдержанно, но постепенно ее успех перешел в триумф. «Роланда» Пиччинни публика тоже приняла с восторгом. Наконец композиторы сошлись лоб в лоб: оба написали оперы «Ифиге-ния в Тавриде», используя разные либретто. Премьера оперы Глюка состоялась 18 мая 1779 года  это был величайший успех за всю его карьеру. «Глюкисты» торжествовали. Однако в сентябре его новая (и последняя) опера «Эхо и Нарцисс» с треском провалилась, и композитор навсегда уехал из Парижа в Вену. Но и «Ифигения в Тавриде» Пиччинни, представленная 23 января 1781 года, успеха не имела. Так что музыкальная дуэль окончилась вничью.