Джакомо Казанова


В июле 1755 года инквизиторы Венецианской республики получили от своего шпиона Джанбаттиста Ма-нуцци очередное донесение о новых прегрешениях уже хорошо известного им Джакомо Казановы  распутника и шулера, к тому же занимавшегося каббалистикой. «Упомянутый Казанова уверяет, что не умрет, но что святой Бернард явится за ним и отведет по Млечному Пути в края Адептов, где живет Легисмарк,  сообщал соглядатай.  Своими дьявольскими измышлениями розенкрейцеров, ангелов света он оказывает некоторое влияние на людей... чтобы вытягивать из них деньги».


Указание на дружбу с «ангелами света» ясно говорит о том, что Казанова был посвящен в братство Сынов света. Это действительно произошло в 1750 году в Лионе; впоследствии Казанова поднялся на ступени подмастерья, а затем и мастера в одной из английских лож Обладая любознательностью и разносторонними интересами, он нахватался поверхностных познаний в самых разных областях, от филологии до математики с геометрией, включая астрофизику и алхимию. К тому же он, будучи наделен ораторским талантом и даром убеждения, в свое время учился на юриста и даже готовил себя к карьере проповедника. Всё это вместе сделало из него одного из самых известных авантюристов XVIII столетия.С инквизицией шутки были плохи: Казанову арестовали и посадили в неприступную тюрьму Пьомби, откуда ему, однако, удалось бежать. В начале января 1757 года он прибыл в Париж, где у него были довольно высокопоставленные знакомые (еще по Венеции), и довольно быстро разбогател, предложив королю простой и эффективный способ пополнения казны: устройство лотереи.

Но гооазло больше ленег он лобыл стапым пооверенным методом — вытянул их из доверчивых вельмож с помощью оккультизма. Однажды у графа Ла Тура д’Овернь воспалился седалищный нерв. Казанова предложил ему свои услуги. Соорудив смесь из селитры, серы, ртути и мочи пациента, он произнес заклинание и, пока любовница графа изо всех сил растирала ему ляжку, смочил кисточку в этом составе и одним движением начертал на теле больного «знак Соломона — пятиконечную звезду из пяти линий», после чего обернул ляжку полотенцем и велел сутки лежать неподвижно. Воспаление прошло. Конечно, главную роль в исцелении сыграли энергичный массаж и полный покой, но граф думал иначе.Его восторженные рассказы о чудесном избавлении от недуга дошли до ушей его тетки маркизы д’Юрфе, «известной своими познаниями во всех абстрактных науках». Маркиза, состоявшая в родстве со всеми знатнейшими семействами Франции, занималась алхимией и искала формулу философского камня, общалась с духами и сильфами, а ее дом кишел оккультистами всякого рода. Обманывали маркизу все, кому не лень. Писатель Жак Казот (1719—1792), автор повести «Влюбленный дьявол», некоторое время увлекавшийся доктриной Мартинеса Паскуалли и состоявший в ордене избранных коэнов Вселенной, вспоминал: «Она всю свою жизнь общалась с духами; я же их описывал, и мы оба были в равной степени учеными, то есть совершенно темными».

Казанова тоже не стал перечить бредням д’Юрфе и согласился помочь ей получить способность общаться с духами стихий. Для этого маркизе надо было умереть и возродиться в облике мужчины. Казанова взялся перевести ее душу в тело ребенка мужеского пола, рожденного от философического союза бессмертного со смертной. В процессе подготовки к «операции» Казанова выудил у 53-летней маркизы не меньше миллиона ливров (в переводе на современные деньги около 700—800 тысяч евро), но прогорел на своей очередной авантюре с созданием шелковой мануфактуры и был посажен в долговую тюрьму. Маркиза выкупила его оттуда, однако перерождения не дождалась  Казанова, обидевшись на Париж, где, чуть что, сразу подают в суд, уехал в Голландию.Обедая как-то у маркизы д’Юрфе, Казанова встретился с графом Сен-Жерменом  еще одним знаменитым авантюристом. «Несмотря на его бахвальство, неувязки и явную ложь, я был не в силах счесть его наглецом, хотя и не находил его респектабельным человеком; он показался мне удивительным, несмотря ни на что, ибо он меня удивил»,  вспоминал позже Казанова в мемуарах.