Цены на транспорт регулировало государство


В 1787 году за каждое лье путешественник, едущии в дилижансе, платил 16 су, в кабриолете или в карете  десять, в повозке или фургоне  шесть. За поклажу брали по шесть денье с каждого фунта веса на расстоянии до десяти лье, по девять денье  за путь в 10— 15 лье, а затем заставляли приплачивать по три денье за каждые пять лье. Люди выкручивались из положения, делая небольшие дневные переходы.


Пассажиры предпочитали путешествовать с комфортом: подолгу трапезничали, не пропуская десерта, отказывались ехать по ночам.Дилижанс, следующий в Амьен, выезжал из Парижа, например, в полдень во вторник и доставлял пассажиров по назначению в среду в восемь утра, совершая два рейса в неделю. Из Парижа в Бордо путь занимал пять с половиной дней дилижансом (четыре рейса в неделю в обоих направлениях); зимой к нему добавлялся медленный фургон, оборачивавшийся за месяц. Альтернативой было плавание по воде, занимавшее восемь дней. Карета на Клермон-Ферран отправлялась из Парижа в четверг в пять часов утра и проделывала весь путь за неделю. Зато дилижанс в Руан выезжал из столицы каждый день в полдень и был на месте уже назавтра к девяти утра. Путь из Парижа в Лион занимал пять дней, в Марсель  девять, а в Страсбург  шесть. В маленькие города добирались на перекладных, почтовыми каретами или дилижансами.

Чтобы цены на транспорт не завышались, их регулировало государство. Поездка из Парижа в Лион внутри дилижанса обходилась в 114 франков, включая питание; место на «империале» было дешевле  50 франков, но без питания. Можно было бесплатно провезти с собой кладь, вес которой не превышал десяти фунтов. Прогресс в этой области был налицо: если в 1775 году карета, запряженная шестериком, добиралась из Анже в Париж за семь с половиной дней и кучер собирал с каждого пассажира по 54 франка (включая плату за еду), то 12 лет спустя между этими городами ходили два дилижанса и фургон. Дилижанс отправлялся из Парижа в среду в девять часов вечера и в субботу к шести часам вечера прибывал в Анже.

Впрочем, тогдашние путешествия трудно назвать приятными. Ришар-Ленуар вспоминает о своей поездке на дилижансе из Руана в Париж в 1784 году: «Тяжелый ящик был плохо подвешен на огромных ремнях из венгерской кожи. Под весом багажа и на ухабах дорог, которые содержатся очень плохо, кожа растягивалась по мере медленного продвижения экипажа. Несколько раз на дню пассажиров просили выйти; кузов поднимали домкратом и подтягивали ремни. Эта операция занимала не менее получаса и возобновлялась пять-шесть раз». При таких условиях дорога занимала 48 часов. В 1787 году тот же путь совершали уже за 21 час.