Ремесленная и розничная торговля в Константинополе

В 912 году Лев VI подписал эдикт, очень важный для понимания особенностей частного производства и торговли в Константинополе, —«Книгу эпарха». Еще в 359 году в городе появился эпарх, или префект, который отвечал за порядок и правосудие в столице, а также занимался надзором за работой мастеров. В период римской эпохи возникли профессиональные гильдии, а в начале X века были записаны правила деятельности некоторых из этих гильдий.

Каждая из 22 глав «Книги» составлена однотипно, с небольшими различиями в порядке изложения материала и в использовании словарного запаса. Возможно, эпарх выпустил своего рода анкету, которую его подчиненные заполняли, опрашивая представителей различных профессий, а затем все свели в единый документ —не полностью унифицированный, но дающий классификацию материала. Затем в этой редакции книга была передана в императорскую канцелярию, где к ней добавили типовую преамбулу, подобную преамбулам других законов; после этого текст был готов для обнародования.

В главах 1 —3 рассматривались профессии, связанные в нашем понимании с коммунальным обслуживанием: нотариусы, золотых и серебряных дел мастера, банкиры, менялы. В главах 4 —8 раскрывались профессии, относившиеся к производству шелка, и, как мы уже видели, политически значимые. Глава 9 посвящалась работникам, занятым в производстве и продаже полотна и белья. В главах 10 —19 регламентировались профессии в сфере снабжения населения предметами первой необходимости и в том числе пищевыми продуктами булочники или торговцы рыбой, производители свеч, кожевенники или мыловары.


Конец книги выглядит будто позднейшая вставка. Глава 20 касается легатариев  помощников эпарха. Глава 21 посвящена барышникам, а 22 - я   различным предпринимателям, занимавшимся зданиями. Эта «Книга» известна по очень небольшому числу позднейших списков, так что трудно сказать, включала ли она другие профессии. Во всяком случае речь идет о сложном и обновляемом кодексе, хранящем следы позднейших вставок, поскольку в нем упоминается о наказании тех, кто отказывался принимать платежи номис - монетой, выпущенной при Никифоре Фоке. Однако в сборнике нет сведений о многочисленных профессиях, очень важных, даже жизненно важных для Константинополя, начиная с кузнецов, которые дали свое имя одному из самых знаменитых кварталов города, расположенному вблизи собора Святой Софии —Халкопратия, известному знаменитой церковью Божиёй Матери, построенной даже раньше, чем главный собор, и владеющей уникальными иконами и реликвиями.

Профессиональные сообщества имели, таким образом, свою четкую организацию. Во главе каждого цеха стоял его глава, который выдвигался мастерами цеха, но утверждался эпархом. Цех руководил общественной жизнью, не ограничивавшейся назначением главы; в нее включалось проведение праздников, особенно религиозных. Кроме того, новый мастер, вступавший в цех и плативший вступительный взнос, получал для этого деньги из кассы цеха. Такая организация позволяла эпарху легко контролировать то, за чем необходимо было следить, а именно уровень профессиональной квалификации и честность новых членов цеха, за которых цех, по-видимому, нес коллективную ответственность. Для ряда профессий существовала система обучения, особенно тщательно детализированная у нотариусов. У них была отдельная школа общей подготовки и отдельная  для обучения праву и составлению актов. Будущий нотариус сдавал экзамен, прохождение которого свидетельствовало о том, что он знал наизусть учебник права, подписанный Василием I между 870 и 879 годами, и что он способен правильно составить акт. Обучение по другим профессиям проходило в лавочке или в мастерской, так что мастер располагал рабочей силой из учеников.

В большинстве производительных сфер одна и та же «экономическая единица» занималась одновременно изготовлением и продажей, для чего имелись и лавочка, и мастерская. Эргастерий с узким портиком, иногда с витриной, выходил на улицу. Если портиками была обустроена вся улица, лавочка располагалась в глубине, а мастерская   позади него. Там, где занимались исключительно торговлей, устраивали склад в задней части здания. Название эргастерия определялось профессией работавшего в нем мастера. Нам неизвестно, кто давал разрешение на выполнение того или иного
В лавке вида деятельности на конкретном месте и было ли такое разрешение необходимо.

Большая часть этих эргастериев были небольшими семейными предприятиями, в которых работали мастер и его семья. Он заставлял трудиться свою жену, сыновей и зятьев на принадлежащем ему оборудовании; мастерская передавалась из поколения в поколение. Иногда в нем имелись наемные работники и ученики, но это была вспомогательная рабочая сила. Один и тот же мастер мог владеть несколькими мастерскими, профильными для его профессии, но дополнительными должны были руководить его рабы в соответствии с правилами гражданской ответственности: если владелец лично отвечал за дело, то раб возлагал ответственность на своего хозяина.

В некоторых важных мастерских, например в тех, которые занимались производством шелка, использовалось значительное количество наемных работников. В ту эпоху они были относительно защищены. Нормальным сроком трудового соглашения был месяц: в течение этого срока запрещалось переманивать рабочего у другого мастера. Хотя нет сведений относительно обучения работников, но ясно, что среди них имелись не менее квалифицированные мастера, чем их хозяин. Оплата труда, естественно, сильно варьировалась, наиболее квалифицированные работники получали около Vi милиарисия в день. Если они были заняты на производстве полный день и 280 дней в году, то ежегодная зарплата равнялась 12 номисмам. Это обеспечивало достаточно высокий уровень жизни, но единственным способом стать мастером и владельцем мастерской было жениться на дочери хозяина