Денежная реформа Константина

В XI веке произошла сильная девальвация номисмы, вызванная, во-первых, сильной нехваткой валюты, порожденной очень сильным расширением торговли, а во-вторых, катастрофическим состоянием финансов империи, особенно после потери налоговых ресурсов Малой Азии вслед за сражением при Манцикерте, которое позволило туркам занять большую часть полуострова. В 1081 году номисма, уже содержавшая 7 карат золота, стала белой монетой. В конце XI века Алексей I Комнин возобновил чеканку монет для международной торговли: это был гиперпер, «сверкающий сильнее огня». Белая монета использовалась для внутренних платежей, в том числе для выплаты налогов. То, что венецианская валюта сумела вернуть себе статус международной, запечатлелось в итальянских торговых контрактах, где указывалась высокая стоимость гиперпера. Он активно использовался для обмена западной серебряной валюты. После 1261 года византийская золотая монета исчезла.

Номисма стала самой крупной монетой, циркулировавшей в Византии; более крупной монеты не было. Для исчисления больших сумм использовали либру, равную 72 номисмам. Чтобы понять ценность монет в X веке, стоит упомянуть, что высокооплачиваемый служащий получал 20 либр в год, соответствовавших 1440 номисмам; среднее епископство давало доход около 5 либр в год. Жалованье, положенное протоспафарию,  а это была первая должность, открывавшая доступ в Сенат,  составляло одну либру;  должность можно было купить в эпоху Льва VI за 12 —18 либр. Одна либра позволяла приобрести в то время от трех до шести земельных наделов, пятнадцать  двадцать штук крупного рогатого скота, четыре или пять лошадей, трех или четырех рабов, не имевших квалификации, раба - врача и евнуха. Приобретение кустарной мастерской в Константинополе стоило несколько либр. Что касается международных выплат, например дани, то они могли достигать нескольких кентенариев, нескольких сотен золотых либр в год.

Либра, состоявшая из 72 номисм, зафиксировалась как основа расчетов с IV века, но мелкая разменная монета была намного более изменчивой, так как она одновременно зависела и от стоимости ценных металлов, и от свободно колеблющегося курса, определяемого государственной властью. Таким образом, текущая стоимость мелких монет оказывалась ниже их балансовой стоимости. При этом не возникало никакой сложности с золотыми разменными монетами, поскольку металл оставался тем же самым. Во времена Константина имели хождение либра, семисс и главным образом тремисс, но они исчезли в начале VII века, что свидетельствовало о снижении активности валютного обмена, так как он требовал большого количества разменных монет. Надо было дождаться царствования Никифора Фоки, чтобы появилась монета более мелкая, чем полновесная номисма. Новая монета, называемая тетартер, имела вес 4,23 грамма. Была в ходу и самая мелкая монета  гистамен. Так как при платежах монеты взвешивались, подделка не появлялась. Гистамен хорошо подходил для торговли с арабскими странами, так как он имел тот же вес, что и арабский динар.

В повседневной торговле, естественно, не могли использовать золото. На одну номисму можно было купить сразу около 120 килограммов хлеба! Итак, обыденная жизнь основывалась на самых различных серебряных и бронзовых монетах, вид которых стабилизировался только в начале VIII века. Император Ираклий попытался ввести крупную серебряную монету хорошей пробы, которая называлась гексаграмма. Эта монета весила 6,77 грамма и стоила двенадцатую часть но - мисмы, что почти соответствовало соотношению стоимости между золотом и серебром. Но это нововведение потерпело неудачу, так как оказалось разорительным для империи, у которой не было достаточного количества серебра, тем более что серебро в арабском мире стоило дороже, и монеты начали утекать туда. С VIII века появилась серебряная монета весом около трех граммов, которую называли милиарисий: она равнялась двенадцатой части номисмы и выпускалась в обращение как бумажная купюра, так как ее металлическая стоимость была в два раза ниже объявленной. Однако система функционировала, так как милиарисий устоял до 1070 г. Он пал вместе с номисмой и в дальнейшем в империи серебряные деньги больше не появлялись.

Милиарисий являлся все еще слишком крупной монетой для повседневной жизни: в X веке квалифицированный работник в Константинополе получал зарплату в половину милиарисия в день; все закупки оплачивались бронзовыми монетами. Фоллис, весивший вначале более 7 граммов, но порой оказывавшийся вполовину легче, не являлся монетой, обеспеченной весом драгоценного Милиарисий Никифора Фоки металла; следовательно, 288 фоллисов обменивались на одну номисму; 24 фоллиса  на милиарисий. Стоит добавить, что с точки зрения языка это довольно смешно: ведь, как и в ювелирном деле, для монет единицей является карат, 24 - я часть номисмы, теоретическая проба которой должна была равняться 24 каратам. Короче говоря, кератий использовали обычно при переговорах и в документах, в том числе общественных, даже если бы никогда не существовало монеты под названием keration; это столько, сколько получает французский рабочий, и его зарплата позволяет купить около пяти килограммов хлеба. Фоллис также исчез в конце XI века. В системе Алексея Комнина существовала бронзовая монета, стоившая в два раза меньше, что отлично демонстрирует необходимость существования в Византии того времени более мелких наличных денег в связи с сильным коммерческим ростом.

Эта система имела некоторые последствия для повседневной жизни Византии. Приходилось проверять вес золотых и серебряных монет, который было весьма соблазнительно уменьшать до приемлемых границ их износа. Существовала должность менял, обязанных следить за качеством монет,  они являлись представителями одной из тех профессий, за которыми Константинополь следил особенно пристально, ведь платежеспособность даже фоллиса являлась достаточно значительной, так как на него можно было купить почти фунт хлеба, что обеспечивало человека на весь день. Система платежей отличалась от современной. Придя в булочную, покупатель не мог попросить определенное количество хлеба, так как, если вес продукта не соответствовал целому числу фоллисов, то нельзя было ни добавить денег, ни дать сдачу. Делали наоборот: показывали фоллис и получали столько хлеба, сколько соответствовало стоимости монеты с учетом цены продукта на данный момент. Короче говоря, именно товар приспосабливался к монете, а не наоборот.


Еще одно неудобство касалось выплаты налога. Так как единственной обеспеченной валютой была номисма, а реальная стоимость разменных монет оказывалась намного меньше, то финансовые инспекторы старались взыскивать налоги в обеспеченной валюте, то есть собирать целое число номисм. Необходимо было найти такое решение, чтобы защитить налогоплательщика и не сделать налог еще более непопулярным. Это называлось харагма. До двух третей номисмы налогоплательщику разрешали оплатить в серебряных или бронзовых монетах, а все, что сверх того, он обязан был внести без сдачи. То же самое касалось, впрочем, частей сверх номисмы: налогоплательщик, с которого причиталось полторы номисмы, должен был принести золотую номисму, а остаток  в монетах. Чтобы понять значимость такого порядка, надо иметь в виду, что за земельный надел обычного размера, например 5 гектаров, приходилось платить Vi номисмы.