Сражение у Беласицы

К 28 июля Василий II закрепился на позициях и организовал тщательную разведку окрестностей. Он отделил элитный отряд - около 2000-3000 человек - от своей главной армии и отдал его под начало стратига Никифора Ксифия. Когда стемнело, этот отряд двинулся на юг по поросшим деревьями склонам гор Беласица.



В течение ночи он прошел на запад и добрался до вершины горного хребта, где лес был более редким, а незадолго до рассвета спустился в долину. С первыми лучами солнца основные силы византийской армии начали развертываться для атаки позиций болгар, шумом привлекая к себе внимание противника. Все еще укрывавшийся в лесу Никифор Ксифий собрал своих воинов и выстроил их в боевые порядки, приготовившись выдвигаться на открытое пространство.

Элитный византийский отряд врезался с тыла в линию болгарских войск, которые почти сразу же утратили строй. Когда болгары дрогнули, основные силы византийской армии бросились вперед через оборонительные валы и соединились с засадным отрядом, после чего конница взяла инициативу в свои руки и начала преследование бегущего противника.
Услышав шум боя, царь Самуил передвинул свой резерв в верхнюю часть долины, где обнаружил, что тысячи его воинов бегут в беспорядке ему навстречу. Самуил собрал все резервы и попытался восстановить свою разгромленную армию, но уже было поздно. Те немногие из его воинов, которые попытались вступить в бой с противником, были окружены и перебиты. Царю Самуилу и его сыну Гавриилу Радомиру пришлось верхом спешно покинуть поле боя.

Однако радость Василия от победы была омрачена смертью Феофилакта Вотаниата - близкого друга императора. Спустя два дня после сражения Вотаниат во главе небольшого отряда отделился от главной армии, чтобы очистить от противника окрестности Струмицы. Однако болгарские войска во главе с Гавриилом Радомиром заманили его отряд в засаду. Вотаниат был схвачен и затем жестоко казнен самим Радомиром.За смерть друга Василий II приказал своим воинам ослепить 8000 болгарских пленных, взятых при Беласице. Одному человеку из каждых ста оставляли один глаз, чтобы он служил поводырем для товарищей на пути обратно в Преспу. Средневековые хронисты сообщают, что ужасный вид этих ослепленных воинов, бредущих по Преспе, вызвал у царя Самуила сердечный приступ, от которого он умер 6 октября 1014 года.